Врач-психолог, психотерапевт, консультант
Макаров Виктор Викторович
Макаров В.В.Юбилей
Консультирование и терапияНаучная работа и преподаваниеОрганизационная работаСемейный советПубликацииВидеогалерея
Психотерапия была всегда
Она развивается с тех незапамятных времён, как только один человек с помощью слов сумел изменить психическое состояние другого человека. Многие столетия психотерапией занимались священнослужители и вожди. Сейчас ею профессионально занимаются врачи и психологи.
Участники научно-практической экспедиции ППЛ в Индию перед встречей с выдающимся гуру Шри Шри Равви Шанкаром
Консультирование и психотерапия сегодня важны и необходимы для всех, кто желает быть успешным и счастливым.
Строят планы развития психотерапии
Президент Всемирного Совета по Психотерапии, ректор Университета Зигмунда Фрейда в Вене, профессор Альфред Притц и вице-президент этой организации, профессор В.В. Макаров.
Семья - одно из величайших и прекраснейших достижений человечества
Счастливая и гармоничная семья - венец творения. А вот семья, где все психотерапевты - большая редкость.

Судьба науки и судьбы учёных

Роль современной науки для развития общества трудно переоценить. На протяжении большей части своей жизни мы считали, а многие из нас и продолжают считать, что именно развитие науки является основным путем прогресса для всего человечества.

Такая уверенность воспитывалась и крепла в нашем сознании ещё в школьные годы. И, конечно же, многие, лучшие выпускники в том, ушедшем в прошлое, Советском Союзе не просто мечтали стать учёными, они и становились ими. Я отлично помню те годы, когда воспитывался в новосибирском Академгородке, где всё было создано для науки и, казалось, дышало наукой. А вернее, так оно и было, а вовсе даже не казалось. И установившиеся правила той жизни были понятны и приняты всеми.

На первом этапе для достижения поставленной цели важно было занять призовое места на олимпиаде для школьников в своём крае, области или республике. В случае успеха вполне реальной становилась возможность попасть на летнюю физико-математическую школу Академгородка, а там нужно только постараться сдать экзамены и остаться учиться в этой школе. Вот тогда вероятность того, что ты поступишь в элитный Новосибирский государственный университет, резко возрастала.

Конечно, я очень переживал и, кажется, переживаю до сих пор, что в той физико-математической школе не было, да и не могло быть врачебной или психологической специализации. Там обучались лучшие из лучших, но только точным наукам. Там учились многие мои друзья. Затем наиболее способные из них поступили в Университет, а я выбрал медицинский вуз. В те годы я по-хорошему им завидовал, ведь их учили мыслить научно, ставить эксперименты. Они общались с настоящими светилами советской и мировой науки. В медицинском институте тогда тоже был очень сильный профессорско-преподавательский состав. Вот только нас заставляли зубрить, зубрить на выживание. И вовсе не мышление, а дисциплина и прилежание ставились во главу обучения. При огромной нагрузке на память мышление просто подавлялось. Если ты будешь думать и сомневаться, то явно не успеешь запомнить и окажешься в числе не очень-то успешных студентов. Впрочем, на третьем курсе, когда мы пришли в клиники, от нас вдруг начали требовать клинического мышления. Оказалось, что одной зубрёжки вовсе недостаточно. А как быть с наукой, да и причем здесь она?

А притом, что даже перегруженные учебным процессом, мы с благоговением думали о науке, мечтали о ней и при первой же возможности начинали заниматься ею. Считая науку самой большой ценностью, обретенной человеком. Ещё до поступления в медицинский институт я хотел стать психотерапевтом. Но такой врачебной специальности тогда не было, и поэтому я выбрал для себя специальность психоневролога. Долгие дни и ночи мы проводили в психиатрической и неврологической клиниках, занимались экспериментами в институтском виварии. Так начиналось погружение в любимую профессию, которое продолжается и по сей день.

А что же друзья из Университета? В период обучения в школе это были лучшие из лучших. В студенчестве они меньше зубрили, проходили практику в профильных НИИ и были уверены в своей будущей карьере учёных. И начали ее еще будучи студентами. С тех пор прошло более тридцати лет, и сегодня, пожалуй, можно уже многое сказать и о жизни и о судьбе. Так вот, в настоящее время, из 42 моих друзей и товарищей, академической наукой здесь, на Родине продолжает заниматься только один человек. Остальные занялись чем-то другим. Сегодня они банкиры, бизнесмены, финансисты, руководители производств, директора театров, преподаватели вузов. А кто-то из них выехал за рубеж, и теперь пишет письма из Германии, Израиля, США, Канады, Франции... Конечно, для успешной научно-исследовательской работы необходимы специальные условия, дорогостоящее оборудование. Что и говорить, в нашей стране с конца восьмидесятых годов это ушло за пределы возможности. Иное дело наши исследования. Мы, специалисты в области ментальной медицины, можем заниматься ими и без дорогостоящих приборов, реактивов и другого оборудования. Мы больше работаем средствами своей души. Имена душа наш основной инструмент работы.

Однако далеко не простым оказывается и путь учёного в сфере ментальных наук.

Среди специалистов моего поколения самым успешным в научной сфере всегда был человек, проживающий далеко от столицы, а именно в Архангельске. Это Павел Иванович Сидоров, о котором неоднократно писала «Медицинская Газета».

Я познакомился с ним в Архангельске, куда специально приехал в 1975 году для непосредственного знакомства с ним. Я жил и работал тогда в Новосибирске, занимался подростковой наркологией и осознавал, что специалист из Архангельска меня всё время опережает. Должен напомнить, что в то время советская власть не признавала даже возможности самого существования проблемы детского алкоголизма в Советском Союзе и, конечно, публиковать результаты исследований в этом направлении было просто невозможно.

В Архангельске я познакомился с активным, преданным науке молодым человеком, к сожалению, с не очень хорошим здоровьём по причине диабета. Но человек этот обладал колоссальной работоспособностью. Он уже сумел открыть первый в стране подростковый наркологический кабинет, разработал положение о таких кабинетах, которое направил на утверждение в Минздрав СССР. И кроме преданности науки и работоспособности он уже тогда проявлял свой удивительный организационный талант. Он объединял вокруг себя молодёжью. И юноши и девушки шли за ним, видя как и он, смысл своей работы, да и жизни в служении науке. Павел Иванович работал в тяжёлых материальных условиях. Не побоюсь сказать, что Архангельский медицинский институт был тогда одним из самых отсталых в Советском Союзе. И то самое наркологическое отделение, как и подростковый кабинет, располагались в убогом бараке. Но как же бросался в глаза контраст вопиющей бедности учреждений и энтузиазма учёного!

С тех пор мы постоянно обменивались информацией. И это при том, что наши научные школы, прямо скажу, были не очень доброжелательны по отношению друг к другу. Сидоров быстро защитил кандидатскую диссертацию, затем докторскую. Он написал и издал первое руководство по подростковой наркологии, затем по социальной наркологии. И если бы идеи Сидорова получили государственное общероссийское признание и воплощение в жизнь, возможно сегодня в нашей стране была бы совершенно другая алкогольная ситуация.

Затем Павел Иванович расширил свой научный поиск. В 1990г. он создал новую научную специальность «безопасность в чрезвычайных ситуациях», открыв в Архангельске профильный докторский диссертационный совет. И показательно, что был он избран ректором медицинского института, который уже в 2004г. превратился в Северный государственный медицинский университет, имеющий 18(! ) факультетов. В настоящее время академик РАМН Павел Сидоров является создателем ряда новых научных концепций и направлений: ментальной медицины и синергетики психического здоровья, деструктивного профессиогенеза и предупреждения психического терроризма, саногенетической терапии и интерактивного лечения зависимых расстройств. Да, собственно говоря, заслуги его перед отечеством хорошо известны читателям «МГ». Он несомненно самый результативный учёный в нашей области, в нашем поколении, как в нашей стране, так и далеко за её пределами.

Бывая по делам в Архангельске, я воочию видел, как стремительно растёт, развивается и облагораживается медицинский вуз этого северного города. Видел вдохновлённые лица студентов, занимающихся не только освоением учебной программы, но и наукой. Причём на весьма высоком исследовательском уровне. И сейчас я со всей уверенностью могу сказать, что таким успешным развитием вуз во многом обязан своему ректору. Я знаю, что Павел Иванович получал множество приглашений на работу в других городах, обеих столицах России, за рубежом и всегда отклонял эти предложения. Оставаясь навсегда верным своей стране и своей малой Родине — Русскому Северу.

И вдруг, как гром среди ясного неба, Сидоров арестовывается и более полугода содержится в следственном изоляторе, где на его болезнь не обращается никакого внимания. Его состояние здоровья резко ухудшается, и болезнь принимает форму, опасную для самой жизни больного человека. Да неужели же преступление, в котором его ещё только подозревают, столь тяжело, что Сидоров должен находиться в строжайшей изоляции, рискуя просто не дожить до суда? Мы врачи, слишком хорошо знаем, как может прогрессировать диабет у хронически больных в этом возрасте и как легко это тяжёлое и коварное заболевание может принять необратимое течение. Так уже случилось с нашим ближайшим коллегой. Совсем недавно профессор Ю.В. Валентик умер от диабета.

Вот такой он на сегодня, самый успешный в моём поколении учёный, получивший заслуженное, широкое признание, как в России, так и за рубежом. Теперь он продолжает борьбу не только за свои идеи, но и за свою жизнь. И нам только и остается, что принимать к сведению как защищается в нашей стране даже самый известный учёный.

Да, специалисты в области ментальной медицины сегодня всё больше востребованы обществом, нашими пациентами, средствами массовой информации. Мы пишем и публикуем статьи и книги. Можем выбирать такие темы наших исследований, где обойдёмся минимумом дорогостоящей аппаратуры. И, возможно, в связи со всем этим мы и сами широко признаны коллегами за рубежом. А вот обрести чувство уверенности, собственной защищенности становится делом хлопотным. Мы готовы много, результативно и с энтузиазмом работать. Конечно, страна может обойтись и без нас и без науки, только это будет совсем другая страна.

Виктор Макаров, доктор медицинских наук, профессор, вице-президент Всемирного совета по психотерапии, президент Профессиональной психотерапевтической лиги Российской Федерации.

Обратная связь



Новостная лента
16
06
Дорогие коллеги! Третье воскресенье июня традиционно празднуется День Медицинского работника.


03
06
Уважаемые коллеги! 31 октября — 3 ноября 2019 года в Москве пройдет Горячая декада ОППЛ.


31
05
Дорогие коллеги, друзья, дамы и господа! Наш профессиональный праздник, День психотерапевта, мы традиционно отмечаем каждый год в последний день мая.


25
05
Что будет на псифесте море жизни: около 150 мастер-классов, тренингов, развлекательная и экскурсионная программа общение и знакомства, море, солнце, горы, все красоты Крыма и Севастополя в самый разгар летнего сезона.




Общероссийская Профессиональная Психотерапевтическая Лига

Экспедиции Профессиональной Психотерапевтической Лиги

> Макаров В.В.
> Публикации
> Видеогалерея
> Обратная связь
> Консультирование и терапия
> Научная работа и преподавание
> Организационная работа
> Семейный совет

Контактные данные для консультаций В.В. Макарова:

Телефон в рабочие дни с 09:00 до 19:00: 8 (495) 675-15-63
В другое время: 8 (916) 847-01-64
Электронная почта: и

Интернет-сайты:
oppl.ru
planetofpsychotherapy.com
travel-oppl.ru
eurasian-psychotherapy.com

© 2013, viktormakarov.ru. Все права защищены. Макаров В.В. - врач-психолог, психотерапевт, консультант.